13 ноября 2010 г.

«Берите кровь, если найдёте вену...»


 Автор: Тамара Золотых
В 15 лет он подписал себе смертный приговор, когда ядовитое жало шприца впрыснуло ему наркотик.
От первой дозы до неизбежного финала жизни Сергею дано было идти долгих 20 лет. Страшных, изматывающих и бесконечно мучительных... Как для самого Сергея, так и для его близких. А в тот вечер, тот самый роковой вечер,ему, 15-летнему подростку казалось, что он входит в особый мир избранных, куда есть доступ только сильным.
В компанию старших парней он попал из-за любви к девушке, которая была старше его на три года, так что надо было показать, что он уже взрослый и сам умеет принимать решения. Шприц с наркотиком полон. Кровь от волнения еще сильней забила и запульсировала в венах. Рука потянулась навстречу игле. Еще можно подумать, остановиться, отказаться. Нет, разум словно отключился. Укол, короткая вспышка боли, а потом... потом думать стало нечем.
Всего какой-то жалкий кубик сомнительной самопальной жидкости из маковой соломки - и все, кроме жажды очередной дозы, отодвинулось на дальний план.
Ни в студенты, ни в солдаты
Зависимость от наркотика захватила его целиком. И требовала денег на новые и новые дозы. Дома скоро узнали, какая к ним нагрянула беда. Слезы, уговоры, угрозы, наказания. Было испробовано все, а потом в семье решили отправить подростка к бабушке, подальше от города и влияния дурной компании. Целый год он держался, более-менее успешно закончил девятый класс, и через год родители забрали его домой, надеясь, что все миновало. Увы, надежды не оправдались - едва появлялась знакомая компания, и Сергея невозможно было остановить. Опять уговоры, угрозы, слезы. Опять побеги, кражи, дозы. Школу Сергей закончил с трудом, но родители постарались устроить его в областной институт, подальше от друзей. Но он уже был опытным наркоманом, и в Курске тоже нашел себе подобных. Не прошло и полугода, как его отчислили из института. Весной по призыву он ушел служить в армию. Родные надеялись, что армейская дисциплина поможет ему избавиться от зависимости. Напрасно. Наркотик так глубоко проник в его сознание, что вскоре из армии его комиссовали с диагнозом тяжелого психического расстройства.
Разрушительная сила падения
Передышка у семьи была недолгой - возвратившись домой, Сергей стремительно покатился по наклонной, уже ничего не опасаясь, никого не жалея и ничего не желая. Кроме очередной дозы. Он давно уже сам научился готовить вожделенные порции из маковой соломки и после мучительной зимы, как спасения, ожидал наступления очередного дачного сезона. «Если бы он был героиновым наркоманом, то не смог
бы прожить и десятка лет, - считает Галина Игуменова, работавшая в то время наркологом в городском диспансере. - У маковых наркоманов есть передышка на сезон, и это им продлевает жизнь. Но все равно они обречены». Чтобы облегчить долгое ожидание лета, Сергей испробовал все, что помогало забыться, уйти и зарыться туда, подальше, в нереальность. Все, что было в квартире ценного, что можно было продать или заложить, было продано и заложено. Глава семьи, отчим Сергея, ушел, не выдержав тяжкого испытания. Сестра нашла в замужестве спасение от жуткого соседства с братом-наркоманом. И только матери выпало на долю пройти этот страшный путь до конца. Некогда благополучно обставленную трехкомнатную уютную квартиру пришлось продать. Вдвоем с сыном они переехали в обшарпанную жалкую однушку.
Смерть как избавление
Как один из источников заменителей наркотика стала для него поликлиника. Он регулярно посещал врачей и, скрывая свою наркотическую зависимость, выклянчивал побольше препаратов, «открывая» у себя все новые и новые болезни. Впрочем, и придумывать особо было нечего - ни одного здорового органа уже не было. Глотал лекарства огромными порциями, в разных сочетаниях, все больше деградируя и ослабляя и без того отравленный организм. Вены постепенно склеротировали, но он все равно, как только была возможность, продолжал колоться.
В обязанности Галины Игуменовой входило посещение квартир наркозависимых, и ей довелось наблюдать падение Сергея. Когда в очередной раз она пришла, чтобы взять у него кровь на наличие ВИЧ, он протянул к ней высохшие руки, абсолютно без признаков каких-либо вен и, горько усмехнувшись, произнес: «Берите, если найдете вену». Вен не было уже ни на ногах, ни на других частях тела. Случилось то, о чем несколько лет назад его уже предупреждали наркологи, а он лишь отмахивался и не верил...
Из жизни он уходил долго и мучительно. Никто и ничто не могло ему помочь. Можно было только молиться, чтобы смерть поскорее оборвала его мучения. И мучения матери, которая тщетно более двух десятков лет пыталась спасти сына. Последние месяцы жизни Сергей горстями глотал таблетки, чтобы хоть как-то забыться от боли, пожирающей его изнутри. Ему очень хотелось жить. Возможно, в мечтах и грезах он не раз возвращался в тот вечер, когда ему было 15 лет и еще можно было отвести руку от роковой иглы. Сергей умер, не дожив до сорока лет...
(Имя героя изменено.)

Комментариев нет:

Отправить комментарий